«Придут ли частные инвестиции в сельское хозяйство на помощь нацпроекту?»

Материально-техническая платформа сельского хозяйства России настолько не соответствует мировым стандартам эффективности производства, что требует радикального изменения технологий посредством серьезных инвестиций. Разумеется, сами серьезные инвестиции требуют серьезных аргументов для их предоставления и гарантий экономической безопасности агробизнеса, считает эксперт-аналитик аграрных рынков В. Шамаев.

Это необходимые ключевые условия «случайно» умалчиваются правительством, и никак не подтверждаются на деле в области регулирования рынков, поскольку никак не ограничивается рост диспаритета цен и прочие «провалы рынка».

В силу того, что продукция сельскохозяйственной отрасли обладает неэластичностью спроса, требуется грамотная государственная программа регулирования производства и рынка готовой продукции. Без научно обоснованной и законодательно утвержденной политики аграрного протекционизма отрасль развиваться не может.

Для инвесторов не новость, что сельское хозяйство - отрасль с практически невозможным оттоком капитала, т.е. вход в нее за рубль, а выход в лучшем случае - за два.

Новые эффективные технологии требуют средства, окупаемостью не в один год. В то же время прозрачности и гарантий долгосрочной аграрной политики в России сегодня - никакой.

Инвесторы понимают, что ежегодно рентабельность сельхозпроизводства снижается в результате неограниченного роста диспаритета цен и отсутствия механизмов поддержки доходов сельхозпроизводителей. Причем диспаритет растет такими темпами, которые многократно опережают возможность модернизации производства и рост его эффективности.

В итоге можно прогнозировать, что в ближайшем будущем даже эффективные технологии не обеспечат сельхозпроизводителям необходимый резерв прибыли - «хорошая» перспектива для инвестиций! Что касается всеобщей поддержки сельхозпроизводителей, то общество это оценило по закупочным интервенциям и «пилотным проектам».

Также все понимают, что уровень мировых цен на продовольствие требует существенных дотаций для обеспечения социальных норм жизни сельхозпроизводителей на уровне развитых стран.

Размеры этой поддержки по странам выглядит следующим образом:

Уровень поддержки сельского хозяйства по странам :

Страна
доллар/га

(в среднем за 2000-2003г)
% от максимального

Япония
473
100 %

США
324
68,5 %

Евросоюз
298
63 %

Россия
10
2,1 %


Неужели российский чиновник не знает ответ на вопрос: «Зачем США и Евросоюз тратят десятки миллиардов долларов, когда в России получают избыток зерновых и масличных без таких дотаций? Почему эти страны предпочитают иметь свое продовольствие? Для чего они сначала дотируют производство, а за тем субсидируют экспорт зерновых в жестких условиях рынка не жалея на это средств?

Неужели политика Турции по ограничению доступа на свой рынок импортных семян подсолнечника и масла не дает нам урок?

В свою очередь аграрное руководство России может похвастаться перед мировым сообществом:

- безучастным отношением в течение последних пяти месяцев к ситуации на внутреннем рынке семян подсолнечника и разорению сельхозпроизводителей;

- "оперативной" методикой «контроля» рынка по данным Росстата, т.е. через год после событий;

- тайными, от своего народа, переговорами по вступлению в ВТО касательно условий аграрного сектора;

- «виртуозной» техникой проведения закупочных зерновых интервенций;

- отсутствием ориентира эффективности производства, через публикацию себестоимости различных технологий, вследствие чего сельхозпроизводители не видят - на какие результаты нужно ориентироваться, какие технологии сегодня нужны, и в какие стоит вкладывать деньги. Себестоимость зерновых и масличных по культурам вычеркнута из официальной статистики Росстата, а закупочные цены устанавливаются по производственной, а не по коммерческой себестоимости, что ведет к разорению сельхозпроизводителей;

- отсутствием гарантий сбыта зерновых и масличных по достойным ценам, которые бы обеспечивали сельхозпроизводителям паритет цен на сырьевые ресурсы;

- отсутствием закона, на основании которого можно требовать свои права - экономическую безопасность своего бизнеса и свои социальные гарантии.

Поддержанное «на ура» возрождение животноводства России также не гарантирует возврат и окупаемость инвестиций данного сектора, если не заниматься рынком сбыта. Курс на обеспечение медицинских норм потребления мяса населением страны очень похвален, но только нельзя забывать, что в стране, где 25% населения живут за чертой бедности, эти нормы в условиях рынка востребованы никогда не будут. Потребуются специальные меры для расширения спроса мясной продукции среди малоимущего населения. Иначе получим производство ради производства и потеряем спрос.

Низкие доходы населения во многом определяют ущербность российской экономики. Покупательная способность доллара в 2005 г. уменьшилась в 2,2 раза по сравнению с 1999 г. Инфляция на товары и услуги потребительской корзины населения сводит «на нет» все прибавки к пенсиям и зарплатам бюджетных работников. В то же время работникам сельского хозяйства, в момент текущего кризиса, даже таких прибавок к доходам ждать не приходится.

Одним словом, физические природные риски в сельском хозяйстве, умноженные на позицию российского руководства отрасли, которое либо не способно, либо не считает нужным, либо пока не готово решать все проблемы, могут привлечь только любителей казино, а не благоразумных инвесторов бизнеса.

Следовательно, смысл всего сегодняшнего хоровода вокруг отрасли не в ее реанимации, а в ее «зачистке». Это и есть настоящая политика обеспечения продовольственной безопасности государства.

2005-12-23
Открыть чат