Комментарий. Рыночные цены на зерно снижаются. Не упали бы «ниже плинтуса»

Интерес участников зернового рынка к биржевым торгам государственным зерном стремительно сокращается. Под влиянием биржевых торгов цены на зерно в феврале стали медленно снижаться, в марте эта динамика ускорилась. Так можно резюмировать мнение экспертов, следивших за ходом последних аукционов.

В настоящее время рыночные цены становятся интереснее для потребителей, говорят некоторые аналитики. И высказывают мнение, что государству, возможно, не удастся реализовать через торги заявленные 3 млн тонн продовольственного зерна.

Выходит, поставленная перед государственными интервенциями задача - сдержать и даже повернуть вспять рост цен на зерновом рынке - выполнена. Вопрос в том, где остановится ценовой спад, не подорвет ли этот процесс интерес зернопроизводителей к развитию своего бизнеса. Такая опасность есть.

Поведение игроков на зерновом рынке, как известно, во многом зависит от ответа на вопрос, «а что у вас, ребята, в закромах»?

Так вот, по состоянию на 1 марта этого года запасы зерна в заготовительных, крупных и средних сельскохозяйственных организациях оценивались в 28,4 млн тонн. Год назад было 36,4 млн тонн. Меньше на 8 млн тонн. Прилично. Но в январе разница составляла свыше 12 млн тонн, в январе – 10 млн, в феврале – 8,6 млн тонн.

Налицо устойчивое сокращение разрыва между запасами зерна в прошлый и нынешний сезон.

И, как показывают подсчеты, если эта тенденция сохранится, то - даже при некотором росте потребления зерна – его запасы у заготовителей и сельхозорганизаций в июне этого года могут составить около 18-19 млн тонн. С учетом же закромов фермерских хозяйств цифра может достигнуть 20-21 млн тонн. Это несколько меньше, чем в прошлом году, но выше уровней 20072008 и 20032004 годов.

При таком развитии событий и при возможном урожае-2011 в 85 млн тонн переходящие запасы зерна на 1 июля 2012 года составят почти 21 млн тонн. Это при условии, что на экспорт будет направлено 15 млн тонн. По нашему мнению, такое развитие ситуации вполне возможно. На это указывает крайне незначительный импорт зерновых, порядка 300 тыс. тонн (без риса) за период с июля-2010 до середины марта-2011 (а помните, как нам рассказывали про ужасно напряженный баланс и импорт до 6 млн. тонн, чтобы обосновать закрытие экспорта?), а также динамичное падение рыночного спроса и цен на зерно.

Наличные запасы зерна вместе с ожиданием приличных его сборов в текущий сезон все агрессивнее давят на рынок. Сказывается и то обстоятельство, что многие участники рынка ждут из распределяемой части интервенционного фонда. А реально высокие запасы зерна, отсутствие альтернативного канала сбыта его в виде экспорта, эгоистичный монополизм зернопотребителей ведут к нынешнему спаду биржевых торгов и падению рыночного спроса и цен.

Давайте посмотрим на несколько недель назад. В начале марта цены падали за неделю в пределах 50-60 рублей/т. К середине марта недельное падение составило в ряде районов 200-250 рублей, еще через неделю – речь уже шла о 300 и 400 рублях. Причем, не только на рынок пшеницы продовольственной, но и рынок пшеницы фуражной, рынок ячменя, кукурузы – везде падение. И во всех регионах – и в тех, где была засуха, и в тех, которых она миновала. Та же пшеница третьего класса за неделю на Северном Кавказе подешевела на 150 рублей, в европейском Черноземье – на 350-413 рублей, в Сибири – на 433 рубля. Невольно возникает вопрос: так где же была засуха? Сегодня для экспертов основная тема дискуссии не то что цены будут падать в этой части полное единодушие, а какими будут темпы падения. И основной вопрос, по которому можно дискутировать: будет ли падение цен продолжаться такими же темпами или ускорится, и какой уровень цен будет к началу сезона.

Пессимисты уже просматривают уровень 3500- 4000 рублей за тонну пшеницы на Юге и падение рыночных цен до катастрофически низкого уровня 2009 года и возникнет вопрос у крестьян, особенно на экспортоориентированном Юге – «зачем сеять, если заработать не дают?».

Низким ценам наверное кое кто из потребителей исходя из своих экономически интересов и порадуется. Только кончиться это может откатом от достигнутых объемов производства зерна, формированием реально дефицитного рынка и возвращением высоких цен. И тогда вновь спешить к государству за субсидиями, ограничениями на перемещение зерна?

Вот уже и Российский Зерновой Союз обратился с предложением срочно и без ограничений открыть экспорт, и зернопроизводители Южного федерального округа обращаются к Президенту России с предложение открыть экспорт зерна, хотя бы для Краснодара, Ставрополья и Ростова в объеме 4 млн тонн. Но пока ответ, получаемый от Правительства рынком, – категоричен «Нет», продлим, то ли до сентября, то ли до нового года. Только вот на чем основано такое решение пока решили не объяснять.

Наверное, специалисты найдут просчеты в наших умозаключениях. Но одно ясно: именно сейчас государству – а сегодня это самый влиятельный игрок на зерновом рынке – надо четко просчитать свою позицию. Чтобы в близком будущем не подорвать заинтересованность хлеборобов в увеличении производства зерна, в техническом и технологическом переоснащении отрасли.

Кстати опыт запрета аграрного экспорта и его эффективность общеизвестны. США в свое время под давлением животноводческого лобби запретило экспорт сои, потом запрещало экспорт зерна в СССР. И получили в ответ – потерю части рынков, появились новые крупные мировые экспортеры по сое - Бразилия, по зерну - ЕС. В США выводы сделали законодательно определено, что экспорт может быть ограничен только после официального объявления и установления режима общенациональной чрезвычайной ситуации.
2011-04-04
Открыть чат