А. Злочевский – о перспективах зерновой отрасли в России

Производство зерна через несколько лет может вырасти на четверть по сравнению с 2008 годом, а экспорт зерна – в два раза. Такой прогноз содержится в новой Концепции развития рынка зерна, представленной на этой неделе Российским зерновым союзом. Его президент Аркадий Злочевский дал интервью «Радио Свобода»:

– Мы рассчитываем на то, что Россия займется реализацией своего зернового потенциала, а он – колоссальный. Согласно консервативному прогнозу, мы рассчитываем через несколько лет получать урожай в размере 120-125 миллионов тонн и экспортировать – 40-50 миллионов тонн. Это достаточно скромно. Исходя из нашего потенциала, мы можем гораздо больше. (Рекордный в истории современной России урожай зерна 2008 года составил 108 миллионов тонн).

Главной задачей в реализации наших планов является наращивание урожайности, а не посевных площадей. Это означает – переход на новые более эффективные технологии. Для этого надо усовершенствовать весь комплекс инструментов государственного регулирования, который сейчас применяется, и добавить к ним новые инструменты.

– Какие проблемы отрасли, на ваш взгляд, требуют решения в первую очередь – в том числе, и на государственном уровне?

– У нас достаточно много проблем, связанных с кредитованием, страхованием, управлением рисками на зерновом рынке. У нас не развита инфраструктура, а это влияет на ликвидность рынка – она находится на достаточно низком уровне. Соответственно, мы не можем в достаточном количестве сбывать продукцию, которую производим. Поэтому накапливаются излишки, они давят на внутренний рынок и нарушают интересы сельхозпроизводителей, снижая цены.

Кроме того, у нас еще достаточно много административных барьеров, с которыми тоже надо разобраться. Их требуется ликвидировать, они мешают рыночному обороту, ведут к удорожанию стоимости продукции. Также у нас не отрегулированы межотраслевые пропорции, а это создает диспаритет цен между сельскохозяйственной продукцией и ресурсами, которые мы потребляем.

– Можно ли утверждать, что повышение урожайности становится главной задачей для российских сельхозпроизводителей, или же все-таки в Концепции развития зернового рынка ставятся и другие цели?

– Мы сейчас все еще ориентированы на количественное увеличение производства зерна. А нам надо переориентировать зерновой рынок на повышение качества продукции. Качество производимого зерна играет большую роль, в том числе, обеспечивая дополнительные рынки сбыта. Соответственно в концепции мы говорим о том, что нам надо переориентировать наше производство на высококачественное зерно, которым славилась Россия еще в дореволюционные времена.

У нас не хватает инструментов для стимулирования потребления, в частности, не развита, например, глубокая переработка зерна. Мы импортируем продукцию глубокой переработки в больших количествах. Значит, нужна программа по развитию глубокой переработки зерна. Нужны программы по поддержанию спроса, в том числе в среде малоимущего населения, так как это делается в развитых странах: в Америке и в Европе.

– А что конкретно вы предлагаете сделать для повышения внутреннего потребления, в том числе среди малообеспеченных российских граждан?

– Это должен быть комплекс инструментов. Один из них – это социальные и продовольственные карты для малоимущего населения. Они будут покрывать часть стоимости отдельных продовольственных товаров для малоимущих. Это инструмент поддержания спроса.

К этому надо добавить школьное и детское питание. Такие программы тоже достаточно мощно поддерживают рынок, хотя и не в зерновом сегменте, а в молочном. Но для молочного рынка тоже важна поддержка.

– В Концепции также говорится о возможности резкого увеличения экспорта российского зерна. На ваш взгляд, что государство уже сделало и чего еще не сделало для решения этой задачи?

– Мы уже опаздываем с поддержкой экспорта даже в сравнении с нашими соседями, не говоря о таких конкурентах, как Европейский союз, который давно применяет экспортное субсидирование. Например, Казахстан сейчас доплачивает своим экспортерам $20 на тонну за транспортировку зерна на экспорт, стимулируя экспорт. Мы до сих пор не применяли экспортное стимулирование: у нас нет в практике ни субсидирования экспорта, ни гарантийных программ, ни кредитной поддержки. Все это требуется еще внедрять.

Мы уже давно говорили об этом, но сейчас возможности бюджета, к сожалению, сократились. К чиновникам уже пришло понимание, что необходимо применять такой инструментарий, а ресурсов и возможностей на данный момент практически нет, либо они очень ограничены.

– Ваш прогноз, каким будет урожай зерновых в России в нынешнем году?

– Сейчас еще рано строить прогнозы и давать какие-то оценки. Но могу сказать однозначно: по озимому севу у нас все более-менее неплохо. Потери по озимым площадям – в пределах среднегодовых, на юге состояние озимых – достаточно хорошее. В целом мы их засеяли на 800 тысяч гектаров больше, чем годом ранее. По озимым мы получим достаточно хороший сбор зерна.

Что касается ярового сева – сейчас много говорят, что конъюнктура плохая и крестьяне будут сокращать посевы. Но я не думаю, что крестьяне будут это делать. Сработает инерционный механизм: осенью вспахали на два миллиона гектаров зяби больше, чем годом ранее. Эти деньги, которые уже были инвестированы в землю, бросить, естественно, будет накладно. Поэтому крестьяне во многих регионах даже планируют прибавку площадей под сев яровых.

Поэтому урожай нас ожидает вполне достаточный для того, чтобы удовлетворить все внутренние потребности и пополнить экспортный потенциал. Конъюнктура бы помогла, вот на что мы надеемся.
2010-04-12
Открыть чат